Ахалкаци Нодар Парсаданович

Старший тренер команды в 1976-83 и 1985-86 годах.

Ахалкаци Нодар Парсаданович.Род. 2 января 1938 года в Тбилиси.
Умер 25 января 1998 года в Москве.

Игровая карьера:
1955 — ФШ «Юный динамовец» (Тбилиси, тренер — Г.Гагуа), 1956 — ФШМ (Тбилиси), 1957-59 — ОДО, СКВО (Тбилиси), 1960-66 — «Локомотив» (Тбилиси)

Тренерская и административная карьера:
1967-70 — главный тренер «Локомотив» (Тбилиси)
1971-74 — начальник Управления футбола Спорткомитета Грузии
1974-75 — начальник команды «Динамо» (Тбилиси)
1976-83главный тренер «Динамо» (Тбилиси)
1985-86главный тренер «Динамо» (Тбилиси)

В сборных командах:
Тренер сборной СССР в 1981-1982 годах.
Главный тренер Сборной Грузии — серебряного призера Спартакиады народов СССР 1979 года.

Мастер спорта (1969).
Заслуженный тренер СССР (1981).

Тренерские достижения с «Динамо» (Тбилиси):

  • Чемпион СССР 1978 года.
  • Серебрянный призер Чемпионата СССР 1977 года.
  • Бронзовый призер Чемпионатов СССР 1976 (весна и осень) и 1981 годов.
  • Обладатель Кубка СССР 1976 и 1979 годов.
  • Финалист Кубка СССР 1980 года.
  • Обладатель Кубка Обладателей Кубков европейских стран сезона 1980/81 года.

Статистика с командой в официальных турнирах:

Чемпионат СССР (всего 301 матч, +135 =89 -77, мячи 429-309)
1976-83 — 260 матчей, +119 =77 -64, мячи 381-261
1985-86 — 41 матч, +16 =12 -13, мячи 48-48
Кубок СССР (36 матчей, +24 =5 -7, мячи 67-29)
Еврокубки (37 матчей, +19 =5 -13, мячи 51-36)


Журнал «Смена» (Москва, сентябрь 1981 года):

«Играю я, играют все…» …и другие футбольные заповеди тренера тбилисского «Динамо» Нодара Ахалкаци.
13 мая, после того, как футболисты тбилисского «Динамо» (старший тренер Нодар Ахалкаци), выиграли в Дюссельдорфе со счетом 2:1 у клуба «Карл Цейсс» (ГДР), президент УЕФА Артемио Франки вручил капитану тбилисцев Александру Чивадзе Кубок обладателей кубков европейских стран. На пути к финалу динамовцы победили английский «Вест Хем» (4:1 и 0:1) и голландский «Фейеноорд» (3:0 и 0:2).

Тбилисцы не раз брали верх в споре с самыми именитыми командами, встречаясь с ними в европейских турнирах. Любители футбола запомнили их победы над итальянскими клубами «Интернационале» (1977 г.), «Наполи» (1978 г.) и в особенности над прославленным английским «Ливерпулем», который, кстати, в нынешнем сезоне в третий раз завоевал Кубок европейских чемпионов.
Давным-давно на одном из домов в старом Тбилиси я увидел надпись:
«Танцую я, танцуют все,
Хочиш смотри, хочиш не…»
Эти шутливые простодушные строки зазвучали во мне, когда три года назад я представился старшему тренеру динамовцев Нодару Парсадановичу Ахалкаци.
– Не знаю, смогу ли я помочь вам, – сказал он. – Не вижу смысла во всех этих разговорах.
Я попытался возразить. Ахалкаци внимательно меня выслушал, затем, выдержав театральную паузу в духе мастеров МХАТа, спросил меня:
– У вас есть принципы?
– Разумеется.
– А у меня могут быть принципы? – безразлично, как гроссмейстер, которому заранее известны все ходы, которые сделает неопытный соперник, задал Ахалкаци следующий вопрос.
– Конечно.
– Так вот. Мой принцип: избегать необязательных разговоров, – закончил Ахалкаци. Он, снова помолчал и вдруг сказал: – Впрочем, если это кажется вам необходимым, я отвечу на ваши вопросы.
«Хочиш смотри, хочиш не…» – вновь вспомнились забавные строки, но теперь я ощутил в них не только наивное простодушие.
…Самолет приземлился в тбилисском аэропорту в два часа ночи. Казалось, что «ТУ-154″ сел прямо в толпу – столько людей вышло встречать победителей. Мелькали многочисленные флаги, серебристо светился огромный картонный макет Кубка, а мощь болельщицкого «Ди-на-мо»!» ничуть не уступала мощи реактивных двигателей… В каждом из футболистов ощущалась в эти мгновения радость победы, одушевлявшая взгляды, жесты, убыстрявшая речь, придавая ей особую энергию и остроумие. И только Нодар Ахалкаци, словно ничего не слыша, печально смотрел в другую сторону.
Когда я еще в самолете спросил Ахалкаци, чем вызвана эта печаль, тренер ответил:
– А чего веселиться? Надо думать о предстоящих встречах. С «Черноморцем», с киевским «Динамо».
Во время нашей первой беседы Ахалкаци сказал, что всегда отчетливо представляет себе будущую игру – в цвете, во всех деталях. И часто угадывает результат… Я вспомнил об этом, когда тбилисцы в очередных матчах первенства СССР сыграли вничью с «Черноморцем» (1:1) и проиграли киевлянам (0:1). Похоже, что Нодар Ахалкаци еще тогда, в самолете, который привез в Тбилиси Кубок кубков, предвидел, чем закончатся эти встречи. И в тот момент, когда все кругом, казалось, соревновались в изъявлениях радости, размышлял о том, как быстрее преодолеть этот неизбежный спад.
…В Дюссельдорф Ахалкаци прилетел больным: поднялись давление и температура. Обычно во время игры он не встает со своего места, молча следя за ходом встречи. «Окрики с кромки поля крайне редко могут принести пользу, – считает Ахалкаци. – Если ты проиграл в подготовке, вряд ли удастся спасти положение во время самого матча…» На этот раз, во втором тайме, он поднялся и стоя смотрел, как Гуцаев забил гол надежды.
– Это был красивый гол, – замечает Ахалкаци. – А потом и Дараселия забил красивый гол.
Были ли они неожиданностью для него?
– Нет. В нынешнем году в игре этих футболистов часто просматривались блестки мастерства, без которого им в Дюссельдорфе не удалось бы превратить возможность гола в реальность.
…Прямо с трапа герои сражений за Кубок кубков попадали к болельщикам, и те несли их к выходу не просто на вытянутых руках – на пальцах! – чтобы хотя бы на сантиметр выше поднять над землей Кипиани и Чивадзе, Гуцаева и Дараселия…
– Футбол, – считает Ахалкаци, – должен доставлять наслаждение зрителям. Если же вместо настоящей игры – скоростной, высокотехничной, пронизанной остроумием атак, – мы предлагаем некую устаревшую видеозапись, которая наскучила всем трафаретностью ходов и убожеством исполнения, значит, мы плохо служим футболу…
В нынешнем сезоне динамовцы Тбилиси честно и талантливо «служили футболу», и лучшее доказательство тому – их импровизации на зеленом поле.
Импровизация. Ее начало – радостное предчувствие того, что сейчас там, впереди, возникнет свободное пространство. И вот уже футболист не глядя отдает пас, уверенный в том, что сейчас туда, в зеленый коридор, на скорости ворвется его партнер, мыслью и действием опередив соперника. Слушая рассказы динамовцев, я осознавал, как близки, как похожи по своей психологической сущности разные виды творчества, будь оно футбольным или любым другим.
Мне вспомнились прочитанные когда-то воспоминания жены поэта Роберта Бернса: «Я увидела, как он расхаживает по берегу, что-то мурлыча про себя. И вдруг он обернулся и стал читать мне вслух стихи, задыхаясь от счастья. Он читал очень громко, и слезы катились у него по лицу…» «Если ты в долю секунды представил себе композицию, а потом сыграл ее – это не импровизация, – говорил мне лауреат джазовых фестивалей Алексей Козлов. – Но бывают моменты, когда ты впервые слышишь то, что извлекают из инструмента твои пальцы. Слушаешь и изумляешься: ведь ты никогда и не предполагал, что такое существует в тебе…» И будто продолжением этих слов звучат размышления Нодара Ахалкаци:
– Иногда игрок ощущает: на него словно бы что-то находит, и он, не отдавая себе полностью отчета в этом, а лишь, как говорят актеры, нутром чувствуя необходимость поступить именно так, меняет решение. И в мгновение ока находит вроде бы нелогичное, а на самом деле – лучшее продолжение.
Для меня важно заметить и оценить эти мгновения, я боюсь помешать футболисту своими замечаниями, когда он творит на поле… Я запоминаю все мелочи, предшествующие импровизации, и иной раз стараюсь в тренировке воспроизвести их, чтобы помочь спортсмену войти в это желанное состояние. И когда в официальном матче игрок поднимается до импровизации, я испытываю счастье…
Чистейшей импровизацией был, на мой взгляд, второй – победный – гол, который забил Виталий Дараселия во встрече с «Карлом Цейссом». Никто – и, я уверен, Дараселия в том числе – не мог предположить, что все так получится. Действительно, справа один партнер открывается, слева – другой. Сама ситуация подсказывает Виталию: ты должен отдать пас кому-то из них. На него летят в этот момент два защитника, третий их страхует, да еще вратарь, которому ничто не мешает выбрать правильную позицию…
У меня было такое чувство, что Виталий сначала решил отдать мяч, но потом вдруг в его сознании произошло что-то неуловимое, и началась вся эта круговерть, когда он одного за другим «убрал» трех защитников и забил этот невероятный, непредвидимый гол.
Ахалкаци в отличие от многих других тренеров никогда не говорит своим подопечным: играйте проще, не делайте ничего лишнего, не фантазируйте. Понятно, что перед игрой он объясняет футболистам, по какой тактической схеме следует действовать, но тут же добавляет:
– Все это относительно. Делайте то, что вы умеете. Если по схеме надо отдать, а вы чувствуете, что лучше обвести, – обводите. Никто вас за это ругать не будет…
Нодар Ахалкаци только в семнадцать лет смог серьезно заняться спортом. Когда ему было тринадцать, умер отец. Нодар старательно учился, помогал матери, и в общем-то ему было не до игры. Окончив с серебряной медалью среднюю школу, Нодар Ахалкаци поступил в Тбилисский институт инженеров железнодорожного транспорта и одновременно в футбольную школу, где его тренером был знаменитый в прошлом мастер Григорий Гагуа. Ахалкаци играл в команде мастеров Тбилисского окружного дома офицеров, в «Локомотиве» (Тбилиси), выступал за сборную Грузии…
– Но все время я испытывал неудовлетворенность собой, – вспоминает он. – Если бы я начал раньше, если бы дома нам жилось полегче, может, я играл бы поинтереснее. К тому же я часто получал травмы и на поле выходил реже, чем хотелось… Когда я впервые встретился с наставником тбилисцев, мне повезло. Заметив внимательный взгляд Ахалкаци, взгляд, который словно бы разрушал все защитные перегородки, я вдруг вместо того, чтобы задавать тренеру заготовленные вопросы, стал рассказывать ему, что в детстве жил во дворе Художественного театра, что у меня была собака эрдельтерьер и что однажды ко мне подошел сам Василий Иванович Каналов и погладил моего пса… Я рассказывал Ахалкаци о декорационных сараях, где мы тщетно пытались найти чудеса, поражавшие нас в «Синей птице», и о том, что уже тогда я понял: в искусстве всегда есть нечто такое, что исчезает, едва опускается занавес…
– Я тоже люблю театр. Если есть возможность – стараюсь наблюдать за работой театральных педагогов и режиссеров, – с неожиданной живостью заговорил Ахалкаци. – Мой друг, главный режиссер Грузинского академического театра имени Шота Руставели Роберт Стуруа, часто приглашает меня на репетиции. Я пристроюсь где-нибудь в уголке и слушаю. Только нужно очень хорошо знать текст, иначе до тебя не дойдет суть происходящего. Интересно, на какие детали обращает внимание режиссер, какие психологические задачи ставит он перед актерами и как добивается своего.
Я думаю, что футбол – это тоже искусство, а игроки – в своем роде актеры. Я запоминаю их лица, глаза, когда они создают свою игру на поле, несмотря на самое сильное сопротивление противника.
Произнеся этот монолог, Нодар Ахалкаци замолк и посмотрел на меня. В этот миг я понял, кого он напоминает. Конечно же – и по характеру и даже по комплекции, – это сименоновский Мегрэ, который и в роли футбольного тренера не утратил своей редкостной выдержки и проницательности. Стремясь получить подтверждение этому, я спросил:
– Были ли в вашей практике случаи, когда вы сумели заранее разгадать противника и, доверившись своему впечатлению, подготовили ему ловушку?
– Были, как, наверное, у всякого тренера, – ответил Ахалкаци.
В 1978 году перед встречей с «Наполи» на Кубок УЕФА старший тренер тбилисцев ездил в Италию. И там журналисты атаковали его вопросом: «Как сейчас играет Кипиани?» Годом раньше Давид поразил воображение итальянцев, забив гол в ворота другого итальянского клуба – «Интернационале».
– Это и навело меня на мысль, – рассказывал Ахалкаци, – какого рода сюрприз нужно преподнести нашим соперникам. До этого я не был уверен, что выставлю Давида на матч, – у него была небольшая травма. Но теперь решил: он будет играть. Только не так, как предполагают итальянцы. Они знали, что Кипиани обычно оттягивается назад и из глубины начинает комбинацию. На этот раз, учтя его физическое состояние, мы выдвинули Давида вперед – к свободному итальянскому защитнику «либеро». На этом месте играл спортсмен уже в возрасте, утративший высокую скорость. Он не успевал за нашим форвардом, а футболист, которому было поручено опекать Кипиани, совершенно растерялся в новой ситуации. Все это стало неожиданностью для итальянского тренера. Он начал кричать на своих игроков: разберитесь, мол, что к чему. Но, пока они разбирались, Кипиани забил один гол, а затем организовал второй…
Последние слова Ахалкаци прозвучали с неожиданной грустью, словно произнес их не он, а тренер проигравшей команды.
– Да… – задумавшись, заметил Ахалкаци, – выигрывает команда, проигрывает – всегда! – тренер. Если нарушаются взаимоотношения руководителя команды и какого-нибудь знаменитого игрока, то обычно в отставку уходит тренер. Больно это… И тем не менее я за то, чтобы в команде были «звезды». Потому что яркие игроки привносят в футбол особенности ярких индивидуальностей.
– Многие уверены, что вы убежденный сторонник атакующего футбола…
– Я не подразделяю футбол на оборонительный и атакующий. Нужно и обороняться и нападать. Есть тренеры, которые заранее отдают мяч противнику и ждут, когда он начнет атаковать. Единственная их цель – выстоять и, может быть, если повезет, забить. По-моему, это не футбол.
И все же мой вопрос не был неожиданным. Динамовцы Тбилиси, даже выступая в гостях, не отсиживаются в обороне, а, запутывая соперника неожиданными, взрывными комбинациями, бесстрашно штурмуют ворота, завоевывая зрительские симпатии и превращая «чужие» стены в «свои», как это было, например, в Англии, где тбилисцам, обыгравшим «Вест Хем» со счетом 4:1, стоя рукоплескал весь стадион…
Соперники динамовцев, как правило, готовы принести в жертву красоту футбола, лишь бы не дать тбилисцам сыграть в свою – открытую непредугадываемую – игру. Так, кстати, действовали и футболисты «Карла Цейсса», которые пытались остановить «Динамо» с помощью жесткой персональной опеки.
– К Кипиани был прикреплен Краузе, – вспоминает тренер тбилисцев. – Я был уверен, что в конце концов он устанет быстрее, чем Давид. Ведь очень трудно все время бегать за кем-то, мешая ему и заранее отказываясь от возможности что-то создать самому. Это утомляет психологически…
– Что-то в этом роде было в одном из матчей нашего внутреннего чемпионата, – вступает в разговор Давид Кипиани. – Тогда соперники точно так же приставили ко мне «сторожа». Не хочу называть его имени. Молодой парень, может, будет еще хорошо играть. Случилось так, что я неудачно упал и подвернул ногу. Ко мне подбежали врач и массажист, вытащили на беговую дорожку, стали заливать ногу хлорэтилом. Потом я поднял голову, смотрю – мой «персональщик» стоит в метре от меня. А на поле игра идет, понимаете. Я говорю: «Чего же ты сейчас-то рядом стоишь?» «А мне велели тебя стеречь». «А если бы я на трибуну ушел? Ты что, стал бы меня сопровождать?» «Обязательно…»
Когда-то «Динамо» (Тбилиси) называли командой настроения, у которой взлеты чередуются с падениями. Говоря о причинах этого, тбилисцы в разговоре со мной как анекдот привели давний эпизод. В тридцатые годы в клубе работал французский тренер Лимбек. И его очень беспокоило то, что его подопечные не упускали случая продегустировать знаменитые грузинские вина. Но когда тренер обратился к руководителям республиканского футбола с просьбой как-то повлиять на спортсменов, те удивились: «А почему бы и вам не принять участия в традиционных застольях?»
Сегодня строжайшая дисциплина – закон для каждого футболиста тбилисского «Динамо». И следствием этого стала стабильность их выступлений. За последние пять лет тбилисцы дважды завоевывали Кубок СССР, были чемпионами, серебряными и бронзовыми призерами первенства страны. Оценивая класс динамовцев, следует учитывать, что они умеют тактически перестраиваться как в ходе всего турнира, так и в течение одного матча. И еще одно достоинство, приобретенное игроками «Динамо» за последние годы, – мужская сила характера. Этот клуб борется с первой до последней минуты матча, борется и тогда, когда, кажется, все – и стечение обстоятельств и даже судья (бывает и такое!) – против него…
Так было в ответном матче с «Фейеноордом» в Роттердаме, матче, в котором решался вопрос, кто же выйдет в финал розыгрыша Кубка кубков.
– Это была самая тяжелая игра за весь турнир, – рассказывает Нодар Ахалкаци. – Трижды мы забивали голы, и трижды судья не засчитывал их. После каждого такого решения настроение у нас не то что падало – все обрывалось внутри… А голландцы, забив нам два гола и чувствуя поддержку арбитра, видимо, поверили, что дело сделано. Но наши футболисты не позволили им развить успех.
…Когда я вижу, как на крошечном пространстве в штрафной площади тбилисцы разыгрывают быстротечные сложные комбинации, я вновь и вновь вспоминаю крохотные тбилисские дворики, где мальчишки гоняют мяч чуть ли не круглые сутки. Здесь соприкасаются кроны деревьев и человеческие судьбы; здесь в естественной гармонии сосуществуют старина и современность; здесь бабушки юных футболистов, переговариваясь по телефону и одновременно следя за выражением лиц друг друга (расстояние между окнами не превышает пяти – десяти метров), делятся информацией, почерпнутой у внуков, о том, что у великого Пеле все же не было финта, которым обладал великий Месхи…
– У меня трое детей, – говорит Нодар Ахалкаци. – Это – счастье. Но есть у тренера дети или нет, он все равно должен видеть их в своих футболистах…
И когда бы динамовцы Тбилиси ни вышли на тренировочное поле, у них всегда есть зрители – дети, завороженно следящие за каждым движением своих кумиров. И этот детский взгляд соединяет настоящее и будущее грузинского футбола…,
Когда Новичок впервые приходит на динамовскую базу, Ахалкаци может остановить его словами:
– Ты к кому пришел?
– Я… к футболистам, – теряется тот. – Тренироваться…
– Ну что ж. Не забывай об этом. Всегда помни, к кому и зачем пришел, – усмехается тренер.
Иногда Ахалкаци прерывает обычное занятие:
– А ну-ка покажите, на что вы способны. Удивите трюками!
И начинается состязание на виртуозность: футболисты жонглируют одним, двумя мячами, некоторые даже с закрытыми глазами, демонстрируют остроумные остановки, пасы, переводы мяча…
На тренировке от динамовцев Тбилиси так же трудно оторвать взгляд, как и во время игры. Необычайные передачи, замысловатые финты, неправдоподобные обводки сменяют друг друга, рассыпаясь, дробясь и вновь соединяясь в сложный узор. А затем, когда они начинают тренироваться индивидуально, вдруг возникает ощущение, что каждый из них наделяет мяч какими-то своими, только ему присущими свойствами. Ну, конечно же, вот этот, озорной, лукавый, принадлежит Владимиру Гуцаеву, а вон тот, с академической безошибочностью описывающий сложную траекторию в полуметре от земли, – Кипиани, этот же, с подчеркнутой резкостью ударяющийся о деревянный щит, несет в себе волю Отара Габелия, движения рук которого четки и решительны, словно взмах крыльев…
После окончания общей тренировки на поле остаются вратарь Габелия, Ахалкаци и кто-нибудь из нападающих. «Один… пять… пятьдесят…» – считает удары тренер. И только когда пробит последний – сотый – одиннадцатиметровый, заканчивается это специальное занятие.
– Я с большим уважением отношусь к легкоатлетам, – улыбаясь одними глазами, говорит Ахалкаци. – Вот, например, Виктор Санеев три золотые и серебряную олимпийские медали завоевал. Сколько лет бегает, прыгает – и все без мяча! С большим уважением отношусь…
Мне кажется, что Нодар Ахалкаци острее, чем кто-либо, видит в своих игроках тех самых восторженных мальчишек, для которых футбол – это и легенда, и действительность, и мечта. И в самом деле, у этих известных мастеров тоже есть кумиры, о которых они говорят с таким же восторгом, как мальчишки о них самих…
Давид Кипиани:
– Аргентинские форварды Люке, Кемпес, Бертони способны в штрафной площадке, на пятачке, четыре-пять раз сыграть в «стенку». Это высший пилотаж!
Владимир Гуцаев:
– Я в принципе могу предугадать действия почти всех игроков. За исключением аргентинцев. Каждый ход Бертони (он, как и я, крайний нападающий) восхищал и изумлял меня.
Значит ли это, что тбилисцы ориентируются на латиноамериканский футбол?
– Да, мы смотрим туда, – говорит Ахалкаци. – Но стремимся к синтезу между южноамериканским и европейским стилями. А кроме того, не забываем об атлетической подготовке… Я слежу и за другими игровыми дисциплинами: регби, хоккеем, баскетболом. И некоторые комбинации, характерные для этих видов спорта, стараюсь использовать в нашей практике.
– Какими качествами должен, по вашему мнению, обладать идеальный тренер?
– Об этом хорошо сказал Хемингуэй, но, разумеется, применительно к писательской профессии. Так вот, во-первых, нужен талант, большой талант. Потом самодисциплина. Самодисциплина Флобера. Потом надо иметь ясное представление, что из всего этого получится. И надо иметь совесть, такую же абсолютно неизменную, как метр-эталон в Париже. Думаю, что и в футбольной работе требуется что-то в этом роде. Правда, комплекс подобных качеств встречается у нас ничуть не чаще, чем на литературном поприще. Я, например, вижу в себе много недостатков. Не очень хочется о них рассказывать, но, видимо, надо. Я вспыльчив и порой чересчур резок в обращении с ребятами. Не люблю, когда опаздывают, когда тренируются спустя рукава. Я таких спортсменов могу выгнать с занятия…
– Ну, а что вы больше всего цените в своем тренере? – этот вопрос я задал лидеру тбилисцев Давиду Кипиани.
– Честность, – ответил он. – Ахалкаци – это человек, который никогда не жертвует лицом ради положения. Никто и ничто не заставит его изменить своим принципам – жизненным и спортивным.
Кончается игра – мы едем домой, а Ахалкаци – на динамовскую базу. Там он допоздна будет сидеть за журналом, анализируя и записывая все, что произошло сегодня и что предстоит сделать завтра. Он позже всех ложится спать, а в семь утра уже на ногах – осматривает поле, беседует с врачом, готовится к очередной тренировке.
Если спортсмен чувствует, что тренер недобросовестно относится к своим обязанностям, он может и себе кое-что позволить. Но когда ты видишь, что этот человек больше всех трудится, иной раз даже в ущерб своей семье – и все для того, чтобы тебе было хорошо, – ты просто не имеешь права его подвести.
– Тренер никогда не требует от нас того, что неприятно самому футболисту, – поддерживает товарища Владимир Гуцаев. – Он не говорит, на какой минуте снизить темп, на какой увеличить. Мы чувствуем: он верит в нашу интуицию, а значит, и в нас.
Как же воспитывают «звезд» в тбилисском «Динамо»? Думаю, что ни в физической, ни в технической, ни в тактической подготовке у тренеров тбилисцев нет особых секретов. Главное достоинство этой школы, на мой взгляд, бережное отношение к игроку, умение увидеть в спортсмене его сильные стороны, развить их и доказать ему самому, что он талантлив. Поэтому-то после каждой игры, после каждой тренировки Ахалкаци не пропускает случая обратить внимание игроков на все их большие и маленькие удачи…
Если в жизни кого-то из ребят происходит радостное или трагическое событие, тренер никогда не требует от своего ученика, чтобы тот, подавив в себе естественные человеческие чувства, продолжал тренироваться, как автомат. В такой день все футболисты садятся в автобус и едут в тот дом, в ту семью, где они нужны, чтобы разделить радость или горе…
Несколько лет назад я все допытывался у ветерана команды Пируза Кантеладзе, чем же все-таки берет Ахалкаци. И Пируз (он тогда играл последний сезон) рассказал мне такой эпизод:
– В последнем матче я плохо сыграл в первом тайме. В перерыве в раздевалку входит Ахалкаци, топчется около меня, ничего не говорит. А потом вдруг рядом оказался молодой защитник. И Ахалкаци стал разбирать его ошибки в тактике. Но я-то понял, что говорил он все это для меня… Иногда тренер делает вроде бы незначительные, необязательные замечания. Я догадываюсь зачем: чтобы незаметно дать нам передохнуть…
О подобном проявлении тренерского такта говорил мне и дебютант команды Заур Сванадзе, который всего первый сезон выступает за основной состав «Динамо»:
– Утром мы вышли на зарядку перед очередной встречей. А Ахалкаци в тот день прилетел из Голландии, где смотрел игры «Фейеноорда». И вот проходит он мимо, вроде даже и не смотрит на меня, и вдруг я слышу: «Тебе сегодня не надо ничего делать. Просто так погуляй»… Я действительно чувствовал себя усталым, сказать же об этом не решался. А тренер сам обо всем догадался. Понимает он футболиста, будто читает, что у него внутри…
…Да, конечно же, характеры динамовцев Тбилиси раскрываются в игре, в том, как они мыслят, чувствуют, действуют на зеленом поле. Но одного этого все-таки мало, чтобы составить себе представление о том, каковы они вне стадиона. Для этого нужно знать, что все они или уже получили высшее образование, или учатся в институтах; что, скажем, Александр Чивадзе – экономист по профессии; что Отар Габелия учится в Грузинском институте субтропических культур и собирается стать агрономом-чаеводом; что выпускник юридического факультета Тбилисского университета Давид Кипиани все свободное время тратит на изучение специальной литературы, так как «юрист – это профессия, где каждая ошибка может очень дорого обойтись людям»; что студент юрфака Владимир Гуцаев мечтает вырастить сад, привести туда друзей и подарить им выращенные собственными руками виноград и цветы…
…Когда футболисты разъезжаются по домам, отовсюду звучит музыка. И в этом разнообразии приглушенных мелодий слух отыскивает ту, на которую ложатся слова: «Танцую я, танцуют все». И я думаю, что сегодня они могли бы прозвучать иначе: «Играю я, играют все…»
И снова в моей памяти всплывают слова Ахалкаци:
– Все, что имеет аудиторию и доставляет радость людям, – это искусство. Значит, и футбол может быть искусством…
Андрей БАТАШЕВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>